23:00 

Его имя - нож в моей спине. (ИА\ШХ, ИА\ДМ, МХ, ДУ, ангст)

Oh, panic!
Прыгни — и по пути вниз отрасти себе крылья
Автор: Oh, panic!
Название: Его имя - нож в моей спине.
Фандом: Sherlock Holmes BBC
Рейтинг: PG-13
Жанр: Драма, ангст
Пейринги и персонажи: Ирэн Адлер\Шерлок Холмс. Ирэн Адлер\Джим Мориарти, Майкрофт Холмс, упоминается Джон Уотсон.
От автора: Шерлок всё-таки выстрелил в бомбу.

На сердце темно , как в могиле,
Я знал, что пожар я уйму,
Но вот… и огонь потушили,
А я умираю в дыму. (с) Анненский



Куда-то бегут часы, за ними, едва поспевая, бегут усталые люди. Туманный Альбион заполняется сигналами скорой помощи, полиции, пожарной службы – они сливаются вместе в один громкий крик о помощи. Черный столб дыма поднимается ввысь и незаметно сливается с черными тучами, надвигающегося дождя. Свет гаснет в округе, но огонь сполна восполняет его, и кажется, весь город неоднородной массой стекается в одну точку на этом чертовом материке.
Она спешит, как может, срезая углы, бежит напролом, игнорируя возмущенные возгласы прохожих. Кто-то кричит ей вслед, но она не слышит, не видит светофоры, трамваи, кэбы. Устает, но всё равно бежит, падает, поднимается, сжимает руки сильнее. Боль физическую сжирает в ней боль моральная. Город стекается в одну точку. Точку ее смерти. Его смерти.
Всё катится к чертям, всё еще горячей кровью стекает по плиткам к водосточному сливу, ломается, падает, рушится. Кто-то выключил в мире свет. Кто-то умер внутри него.

- Ты знаешь эту фотографию, - он даже не спрашивает, говорит уверенным голосом, словно просто констатирует сухой факт. Выглядит горделиво, статно, как всегда, не выдавая ни грамма страха и волнения. Но она видит, как его руки дрожат, когда он протягивает ей обугленную часть фотографии, на которой кто-то крепко обнимает её за талию и улыбается самой счастливой улыбкой. Всего лишь часть, незначительная, ничего не говорящей фотографии. Важная часть – его лицо - стала пеплом безвозвратно. И она выдыхает ледяным облегчением.

- Поймана с поличным, - он улыбается самой прекрасной улыбкой, но она все равно вздрагивает от неожиданности, когда он обхватывает ее сзади. Словно всю жизнь ожидала лишь предательского удара в спину. Всегда так и было. Но это был он – тот, кто меняет ее жизнь и выводит из адского пекла в свет. Возвращает ей зрение. И ярко-красная темнота вдруг начинает приобретать различные цвета, очертания, тени. Она открывает глаза на мир, и после смерти родителей, доверяет лишь одному человеку на всем свете. Его имя выгравировано на её судьбе медью.

- Откуда она у тебя? – она игнорирует протянутую в ее сторону руку и отводит взгляд, старательно пряча нарастающее волнение, что мурашками бегает по её спине. Скрываться нет смысла – нельзя фальсифицировать собственную жизнь. Но как же сложно не верить в те догадки, что одна за другой появляются в ее голове. Так сложно не верить ни единому слову, что твердит логика и сердце. Ведь чувство, родившееся на мертвом месте и погибшее в жизни, невозможно обмануть, даже если бегаешь из города в город, меняя страны, так же просто, как меняешь перчатки. Меняя обстановку, оно будет продолжать сжимать сердце стальной хваткой, не давая расслабиться ни на секунду.
- Ее нашли в эпицентре, в кармане пиджака, - тихо говорит Майкрофт, и она слышит в его голосе обвинение. Он обвиняет во всем ее. Это стоило ожидать, - Она принадлежит тому, кто подстроил взрыв. И ты знаешь его.

- Ты прекрасно знаешь все ходы, мы можем провернуть это, - он почти умоляет ее, сжимая ладони Ирэн в своих ледяных руках. Он просит ее отдать ему всю себя, без остатка, и она неожиданно понимает, что застряла в лабиринте собственной жизни. Она ведь и так полностью в нем. У нее самой от себя уже давно ничего не осталось. Фарш в груди, неправильно сросшиеся кости – всё это безобразие принадлежит ему. Она покорно кивает ему в ответ, и уходит в кабинет, чтобы разделиться на кусочки и одну из этих частей полностью отдать тому, что она умеет лучше всего. Врать и манипулировать. Брать и ничего не давать людям взамен. Становится тем, кто она есть. Аферисткой.

Ирэн вздрагивает, когда под окнами его кабинета, проезжает очередная скорая помощь. Жертвы, жертвы, так много трупов на ее дороге. И на вопрос Майкрофта лишь отрицательно мотает головой. Она зареклась никогда не вспоминать. Не упоминать. Не знать. Как же это сложно.
Части собраны воедино и настоящая Ирэн Адлер никогда не поддается эмоциям. Когда-то они дали ей в руки револьвер и из него же выстрелили ей в сердце.
- Прекрати! – Майкрофт не выдерживает, повышает голос и обхватывает голову руками. Рядом стоящий стул с треском ударяется об стену. На лживое мгновение останавливается, безысходно вздыхает, вперив взгляд в пол, и, кажется, вот-вот сорвется с крючка, спиной с огромной высоты встретится с морем, ломая позвоночник. – Этот человек убил моего брата! Быть может, тебе никогда и не было дело до Шерлока, пусть ты с ним просто играла в свои лицемерные игры, но просто стань на секунду сочувствующим человеком и дай мне имя. Я умоляю.

Проходит без малого пять лет. Уютный домик на берегу океана - у края земли, где кончается цивилизация. Стертая мебель, сломанный кран на кухне, песок на паркете – нажитое вместе, всё в лучших традициях среднестатистической семьи. Всё до смешного пахнет обыкновенностью. Угрюмой. Тихой. Словно сценарий написан давно. Счастливые, совместные вечера сменяются равнодушными и одинокими. Всё с треском, словно кто-то сильно давит на деревянную поверхность, ломается. Никто не волнуется, не звонит, не страдает. Искренняя любовь обнажает своё тело и уходит на дно. А априори шансов не было и никогда не будет.
И ничего не говоря, не оставив даже объяснений, Ирэн собирает свои вещи и улетает на другой континент, к началу своей истории. И с течением времени, забывает и его имя, как забывают заплатить за свет. Как жаль только, что невыплаченные долги возвращаются в утроенном формате.


- Он ведь погиб тоже, - она защищает то ли себя, то ли его, того, кто даже на смертном одре, манипулирует ей, играет на ней свою сольную партию. На расстроенном пианино. Его имя под запретом. Его имя как проклятие.
- Найден лишь Джон Уотсон, - Майкрофт произносит имя доктора, словно выплевывает смертельный яд, ненавидя всей душой того, кто смог выжить. Его терзает ненависть за то, что выжившим оказался не его брат. – Он в реанимации, и неизвестно выживет ли. Ты единственная, кто может дать мне нужную мне информацию.
Кажется, что позвоночник снова ломается, кто-то кричит в огне, голос ее матери, отца. Ей богу, даже верность не способна перебороть в ней страх огня. Страха снова окунуться в адское пекло потери.
- Если ты любила его…
Но пламя любви с примесью божьей милости способно разрушить даже непобедимый Рим.
- Я любила его! Не смей в этом сомневаться! – она не выдерживает и кричит всей душой, взрывает изнутри и уничтожает саму себя. Возвращается к той ей, которая совершенно не способна ни принять и ни отдать. Только ждет удара в спину.
- Всего лишь имя.

- Ирэн Адлер? – он медленно подходит ближе, и тем самым загоняет добычу в угол. Она в тупике, и он знает, что у нее нет какого шанса сбежать.
- Шерлок Холмс? – она отвечает вопросом на вопрос. Ведь он задает столь глупые вопросы. Ответы и так у него в кармане в виде личного дела, что Скотланд-Ярд, сам того не зная, одолжил сыщику. В конце концов, он же поймал ее. Ту самую, знаменитую аферистку. – Один ноль в вашу пользу. Кажется, я не там повернула.
Она даже не боится. Что ей до жалкого сыщика, у него нет ни улик, ни свидетелей, лишь домыслы, а на них он ничего не сможет дать ей и год тюремного заключения. Перед ней совсем молодой мужчина. Голубые глаза и темные кудри, спадающие на лоб.
- Да, видимо вы заглянули в сейф банка по ошибке. Вы же, миледи, вышли за хлебом, - он ухмыляется, приподнимая брови. Иронично улыбается, и снимает с рук кожаные перчатки. И Ирэн вдруг улыбается в ответ, впервые искренне, и смотрит на него не с ненавистью, а с диким желанием узнать его поближе.


Майкрофт смотрит на нее без капли сочувствия, видит, что она ломается под тяжестью боли, и давит на рану всё сильнее. Ему нужна эта информацию и абсолютно плевать, как он ее получит.
А ей кажется, что ее мир снова переворачивается, а ей так осточертело искать и прятаться, ждать чего-то и строить всё заново. Он был любовью ее юности, поставил на ноги, после смерти родителей, научил не бояться ножа в спину. Он заменил ей всё. Отдал и забрал обратно, как это однажды сделал и она.

- Если Лестрейд узнает, его хватит инфаркт миокарда, - Ирэн встает с кровати и на голое тело накидывает его мятую рубашку. Потягивается и, зевая, идет на кухню, чтобы приготовить им кофе. Первое утро, когда ей не хочется никуда бежать. Да и сможет ли она скрыться от этого гениального и столь любимого сыщика?
- Да кого это волнует? - просто отвечает Шерлок и переворачивается на бок, чтобы уснуть снова, и даже во сне видеть, как он ловит неуловимую аферистку снова и снова. И любит ее сильнее, чем собственную работу. Она стала его головоломкой. Он стал ее отгадкой.
Ирэн ставит горячий кофе на рядом стоящий кофейный столик и целует его в небритую щеку. Одевает платье, и уходит, как умеют лишь англичане. Бесшумно, негласно. Без объяснений.


Она вспоминает всё и страх гаснет на секунду, чтобы она смогла произнести его имя с ненавистной ей болью.
- Джим Мориарти.
Она произносит его имя впервые с тех пор, как по прилету в Англии, она подала на развод и разорвала старый паспорт. И перестала быть частью его семьи.
Гнев Майкрофта сменяется удивлением. Начинается его долгий путь, и он ничего не зная, как потерянный щенок, смотрит на Ирэн с благодарностью. Чувство мести наконец-то нашло адресата.

***
Ты знаешь, моя дорогая. Очень важно помнить имя того, кто нашел точку перелома в твоей жизни и сумел увести с неправильного пути. Наверное, каждый вспоминает в этот момент своего собственного героя. Того, кто стирает имена тех, кто был до него. Кто помогает встать на ноги после долговременного замкнутого образа жизни.
И пусть счастье будет длиться не вечно. И пусть всё пойдет когда-либо прахом. Даже через много лет, ты будешь смотреть на это не с иронией, а с благодарностью. И не сможешь когда-либо испытывать к этому человеку ненависть, хотя будешь разбивать кулаки в кровь, при одном упоминании его имени, ты будешь отчаянно вспоминать и искренне продолжать любить. Это ведь больше, чем друг или подруга, больше, чем любовь – это невероятное чувство полета, разве можно ненавидеть это? Разве можно проклинать и унижать это? Разве можно вспоминать об этом с невероятной болью? Это должно быть внутри тебя вечно, ветер в сердце. И хотя это нельзя будет повторить, ты будешь пытаться. И будешь проклинать уже лишь отсутствие этого чувства. Будешь ненавидеть мироздание за то, что оно лишило тебя этого. И сможешь летать только во сне. И это, несомненно, будет ассоциироваться у тебя лишь с этим человек. С тем, кто вернул когда-то тебе зрение, и подарил крылья, и новую жизнь, нового тебя.
Никогда не забывай имя этого человека. Если больно, заглушай боль, ломай кости, они сращиваются быстрее сломанного сердца. Никогда. Никогда. Это имя.
И когда придет время, мы будем помнить и знать.
И если нам и придется нести чей-то гроб.
Мы будем знать имя того, кто в этом гробу.


@темы: Джим Мориарти, Джон Ватсон, Ирэн Адлер, Майкрофт Холмс, Шерлок Холмс, жанр: драма, категория: фанфикшен, рейтинг: PG-15

Комментарии
2012-01-29 в 22:26 

Katherine
octopus anonymous
Замечательный фик :red: Мне особенно понравился этот образ обгоревшей фотографий

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Сообщество het-фантворчества по сериалу Sherlock BBC

главная